матрица

Море

Закрываю глаза, чтоб увидеть всё тот же сон:
Корабли, уходящие вдаль вереницей белой.
Это вечный поток, это вечное колесо,
Это вечный поход для отчаявшихся, но смелых.

Воздух крепок и пахнет солёной морской водой,
Паруса потемнели от брызг и хромого ветра,
В экипаже никто не желает узнать покой,
Потому что покой – это участь частички пепла.

Караван разрезает свинец, как сырую плоть,
В белой пене рождая тропу океанских линий.
Тот, кто бури и штормы сумеет перебороть,
Никогда не останется где-то на середине.

Закипает волна, вырастает девятый вал,
Слышишь, мачты скрипят и канаты звенят как струны?
Но сильнее, чем руки, сжимающие штурвал,
Наши души, прошедшие через огонь тайфуна.

Нас ковали в горниле ветров, в океане битв,
Нас могли переплавить и вылить из тигля в море –
Но калёный металл никому уже не разбить,
И стальная команда увидит восход Авроры.

Это песня о тех, кто прошёл по долине тьмы,
Кто провёл корабли через бурю и через бездну.
Это песня о нас. Эту песню сложили мы.
Тот, кто оловом был, стал наконец железом.
матрица

Я однажды был

Я однажды был. Но однажды меня не стало.
Я однажды лёг и уже никогда не встал.
Сквозь меня трава острой зеленью прорастала,
Сквозь меня цветок гибким прутиком прорастал.

Я однажды был – а теперь я зарос травою,
Стал сырой землёй, стал холмом в муравьином мире.
Сквозь меня теперь к солнцу тянется всё живое,
Надо мной теперь птицы строят свои квартиры.

Я однажды был человеком, красивым, тёплым.
Кто теперь, скажи, вспоминает мои объятья?
Из моих костей вырастают ольха и тополь,
Полевые мыши отныне мои собратья.

Я однажды был… А зима всё сменяет лето,
И течёт вода – бесконечный круговорот.
Я однажды был, а сейчас ты читаешь это.
Сколько лет прошло? Может, триста, а может, год.